Достопримечательности Крыма
Все заметки
Достопримечательности Севастополя
Все заметки
Контакты
Туристическая фирма
Лион Тур

Адрес:
Россия, Крым, г. Севастополь
ул. Большая Морская, 50, оф. 59

Контактные телефоны:
Тел.: +7 (978) 739-83-79
Факс: +7 (8692) 54-85-89

E-mail: liontoursev@yandex.ru




Путеводитель
по Крыму

Менеджер по экскурсиям
Александр
+7 (978) 739-83-79
+7 (8692) 54-85-89



Главная / Достопримечательности Севастополя / Константиновская батарея

Константиновская батарея

 

 

 
По материалам сайта http://sebastopol.su:
Константиновская батарея (форт) была заложена на Константиновском мысу северной стороны большой Севастопольской бухты в 1836 г., а в 1840 г. ее строительство было завершено. Строительство велось по проекту инженер-полковника Фелькерзама. Ранее на этом месте располагалась земляная батарея.
Батарея казематированная, двухъярусная, в плане представляет собой подкову. Левый фас обращен к рейду, правый - в сторону моря. Толщина стен батареи - 1.8 м., общая длина - 188 метров, высота - 10 м.
Батарея входила в комплекс оборонительных укреплений Севастопольского рейда вместе с Михайловской, Николаевской, Павловской и Александровской и предназначалась для обстрела неприятельского флота на подступах к Севастопольской бухте и кораблей, прорвавшихся в нее.
Крыша батареи плоская, с фасада прикрыта высоким бруствером.Она служила для установки орудий и фланкировалась стенами двух высоких башен-барбетов, от которых во двор вели два пандуса. С тыла батарея замыкалась двухъярусной оборонительной казармой и оборонительной стенами. Впереди казармы был ров с каменным эскарпом. К осени 1853 г. на вооружении батареи состояли 94 орудия, из них 83 предназначались для стрельбы по морю и рейду.
Впервые батарея вступила в бой с союзным англо-французским флотом 5/17 октября 1854 г. В этот день она подверглась бомбардировке со стороны британских линейных кораблей. Против 428 орудий эскадры батарея отвечала огнем только 43 орудий, расположенных в 80-м секторе обстрела. Батарея получила серьезные повреждения. Из 27 орудий верхней платформы 22 были подбиты, из 5 ядрокалительных печей разрушено 4. Во дворе батареи были взорваны несколько зарядных ящиков, повреждены 10 амбразур, выбито из строя 55 чинов. Сражавшиеся с Константинговской батареей британские корабли также имели повреждения в бортах и рангоуте. 'Лондон', 'Кин' и 'Агамемнон' загорелись и вынуждены были выйти из боевой линии для тушения пожара.
После Крымской войны батарея частично утратила свое боевое значение, ее территория использовалась для наблюдения за морем и охраны входа на Севастопольский рейд. К 1895 г. в тылу старой батареи была построена береговая батарея № 8, вооруженная тремя 11-дюймовыми пушками.
В августа 1905 г. у стен Константиновской батареи были расстреляны руководители восстания на учебном судне 'Прут' А. Петров, И. Адаменко, Д. Титов и И. Черный, в 1967 году на месте их расстрела была установлена чугунная мемориальная доска.
В период героической обороны Севастополя 1941-1942 г.г. на территории Константиновской батареи размещались подразделения охраны водного района и водолазная команда. В июне 1942 г. в районе батареи был создан один из опорных пунктов Северной стороны. В ходе боев стены батареи были сильно разрушены, казарма превращена в руины. В течение трех суток 70 бойцов отражали атаки превосходящих сил противника, обеспечивая вывод последних судов из бухты.
В 1979-1983 гг. на батарее проводились реставрационные работы.
Вот как описывает события Крымской войны М.И.Богданович Восточная война 1853-1856 годов
"Из всех приморских укреплений Севастополя потерпел значительно один лишь Константиновский форт, который, будучи расположен на выдающемся мысе дугою, действовал только частью своей артиллерии; прочие же все орудия, обращенные к рейду, не могли принять участия в отражении Союзного флота. Платформа форта, не прикрытая от продольных и тыльных выстрелов, подвергалась поражению с северо-запада, где находился сектор, обороняемый только несколькими орудиями. 
Англичане искусно воспользовались недостатками нашей батареи, поставя свои корабли в мертвом пространстве и действуя с небольшого расстояния по платформе продольным и тыльным огнем. Из 27-ми орудий, на ней стоявших, 22 вскоре были приведены в бездействие; прислуга, осыпаемая снарядами и осколками от камней, принуждена сойти вниз. В казематах орудия не понесли повреждений; из шести же калительных печей уцелела только одна. Потеря в людях состояла из 5-ти убитых и 50-ти раненых.
(...)Бомбардирование с моря Севастополя несомненно доказало преимущество земляных возвышенных батарей над каменными постройками в уровень с поверхностью моря. Опасность на открытых земляных батареях была несравненно меньше и самые действия гораздо удобнее, нежели в казематах. Снаряды, пролетавшие лишь на один фут в стороне, или выше людей, не причиняли им никакого вреда, проносились далеко за орудия и разрывались там столь же безвредно. В казематированных же фортах, снаряды, попадая в края амбразур, поражали людей осколками камней, а бомбы, разрывавшиеся в казематах, и даже во дворе форта, по тесноте пространства, производили губительное действие. с тому же, в казематах, дым от собственной стрельбы, совершенно застилая амбразуры и наполняя казематы, затруднял не только наведение орудий, но и самое дыхание. Ни заряжание орудий, ни подноска к ним зарядов и снарядов из пороховых погребов, не могли быть так ускорены в казематированных фортах, как на открытых батареях. Батарея Карташевского и Волохова башня, могшие действовать против кораблей всего-навсего 8-ю орудиями, нанесли неприятелю несравненно больший вред, нежели двухъярусный казематированный с открытою обороною Константиновский форт."
 
Из мемуаров Дубровского В.Г. На фарватерах Севастополя(отрывок с сокращениями)
"Что же представлял собой Константиновский равелин?
На Северной стороне, на оконечности мыса, у входа в Севастопольскую бухту, Суворов когда-то поставил две батареи; во времена адмирала Лазарева здесь был построен двухъярусный 94-пушечный равелин, названный Константиновским.
В этом древнем каменном массивном сооружении размещалась отдельная часть нашего соединения — охрана севастопольского рейда.
...А сейчас в равелине осталась горстка моряков, продолжающих нести рейдовую службу, обеспечивая отход из Южной и Северной бухт кораблей, катеров и шлюпок и всего того, что может еще плавать и держаться на воде.
Брандвахтенный корабль у выхода из Южной бухты продолжает еще нести свою трудную службу, регулируя движение судов на рейде.
Ежедневно на бухту и рейд, где стоит этот маленький корабль, с открытой площадкой мостика, сыплются бомбы и падают снаряды. Корабль неподвижен, он стоит на мертвых якорях, поэтому ни уклониться, ни отодвинуться не может.
Осколками пробиты надстройки, перебиты ванты, посечены обвесы, рваные пробоины зияют в его корпусе. Но на брандвахте живет и несет службу небольшая команда моряков; сигнальщики матросы Варламов и Хорошев ни на минуту не прерывают наблюдение за рейдом. С биноклем на груди бессменно на мостике командир брандвахты лейтенант Синяков.
Трепали корабль осенние штормы, он обмерзал зимой, превращаясь в ледяной остров, изнывал летом под жгучим южным солнцем, когда палуба становилась, как раскаленная жаровня.
Маленькая брандвахта не может состязаться с пикирующими самолетами, не может отвечать огнем на огонь вражеских батарей, только стойкость и мужество — оружие команды брандвахты.
До последнего дня, пока не ушли все корабли и шлюпки из Севастопольской бухты, брандвахта несла службу; как часовой, она не могла уйти с поста, пока не выполнит свой долг до конца. Теперь отход кораблей прикрывал только Константиновский равелин.
Двадцатого июня на Константиновский равелин отошли бойцы из 95-й стрелковой дивизии во главе с майором Дацко и личный состав 12-й батареи. Батарея долго в трех километрах от Константиновского равелина сдерживала яростные атаки фашистов, уничтожила несколько танков и роту противника. Расстреляв весь боезапас, бойцы во главе с парторгом И. Д. Радаевым взорвали батарею и отошли на равелин. Закрыли массивные железные ворота, заложили их огромными каменными плитами, уложили туда глубинные бомбы и засыпали землей. Все это должно быть взорвано в случае прорыва танков противника. За ночь бойцы установили две пушки, укрепили в амбразурах пулеметные гнезда, приготовились.
— Держитесь, ребята! Сейчас мы всыплем фашистам! — говорил комиссар Кулинич на рассвете следующего дня, обходя лежащих у амбразур с оружием в руках матросов. 
И. П. Кулинич прибыл в равелин накануне, на смену погибшему комиссару Баранову.
Евсеев и майор Дацко умело организовали оборону. Левофланговой группой командовал старшина команды ОХР Березанский, в центре, в самом опасном месте, группу возглавлял лейтенант Коринько. Группа защищала подход к единственным воротам равелина, и они же должны были взорвать бомбы в случае угрозы прорыва; третьей группой командовал лейтенант Семиглазов.
Сотни снарядов и мин обрушились на каменные стены равелина. У северного фаса крепости лежал у пулемета комсомолец матрос Компаниец. Компаниец был ранен; он истекал кровью, но продолжал вести огонь. К нему подполз военфельдшер Кусов, он же парторг подразделения, и, перевязав его, лег здесь же, рядом, и стал стрелять из автомата.
Северный фас был самым трудным участком обороны; огнем пушек и разрывами бомб в каменном теле равелина была пробита брешь, и сюда ползли гитлеровские автоматчики.
Тяжело было и группе Семиглазова: у него оставалось всего девятнадцать человек. Но к нему присоединился парторг 12-й батареи Ходаев вместе со своими товарищами. Бойцы своевременно обнаружили скопление гитлеровцев на этом направлении. Семиглазов решил предупредить вражескую атаку и скомандовал «огонь»! Шквальным ружейно-пулеметным огнем они скосили фашистов.
Но все больше падало раненых матросов, и автоматы, захлебнувшись, смолкали. Все кругом были ранены, а не воевали только мертвые.
Тяжело был ранен радист Громов. Его на носилках понесли к подошедшей к равелину шлюпке. Он в это время очнулся и закричал:
— Куда вы меня несете? Я не мертвый. Давайте назад!
И матросы повернули и понесли своего товарища в равелин. Здесь ему сделал перевязку военфельдшер Кусов.
— Видишь, — сказал Кулинич, обращаясь к своему командиру Евсееву, — Громов отказался идти на Большую землю, — так теперь матросы называли Севастополь.
— Умирать будем здесь, — твердо ответил Евсеев. — Командир и комиссар последними будут сходить с палубы своего «корабля».
С наступлением темноты, когда утих бой, Евсеев собрал бойцов и рассказал им о полученной из штаба ОВР телеграмме Верховного Главнокомандования, в которой говорилось: «...Самоотверженная борьба севастопольцев служит примером героизма для всей Красной Армии и советского народа. Уверен, что славные защитники Севастополя с достоинством и честью выполнят свой долг перед Родиной».
Эта телеграмма и напоминание, что за отчаянной борьбой севастопольцев следит вся страна, прибавили сил не только защитникам равелина, но и всему гарнизону.
Три дня держался гарнизон равелина, пока не вышли все корабли и катера из Севастопольской бухты.
Равелин продолжал сражаться, но снаряды и патроны были на исходе. Положение под Севастополем не улучшилось. Немцы заняли всю Северную сторону. В ночь на четвертый день контр-адмирал Фадеев передал по радио приказание командующего флотом: «Гарнизону равелин оставить!»
Гарнизон к тому времени стал совсем малочисленным. Погиб в бою парторг Кусов. Ранен и контужен был командир охраны рейда Евсеев. Не в состоянии говорить, он молча, жестами отдавал необходимые приказания. Теперь всеми делами заправляли его помощник старший лейтенант Коринько и комиссар Кулинич.
Вечером хоронили парторга Кусова и всех, кто погиб в этот день. Выдолбив во дворе равелина каменные плиты, положили их в эти могилы, накрыли военно-морским флагом и завалили камнями.
С наступлением темноты к равелину с трудом прорвался рейдовый катер под командованием лейтенанта Лыскина и снял тяжелораненых. Это был последний катер. 
Больше не на что было рассчитывать. Подходить к равелину ночью стало так же трудно, как и днем. Всю ночь немцы выбрасывали над бухтой ракеты и прожекторами освещали подходы к равелину с моря.
Весь передний край обороны города горел, и ночью отсюда, с крепости, ясно было видно крыло огненной радуги, упиравшейся в море.
Днем и ночью горел Севастополь. Горели остатки разбитых домов, улицы и кварталы, горели пристани, порт, набережные. Фугасными и зажигательными бомбами фашисты превратили город в пылающий костер.
Ждать, когда стихнет ветер и волнение уляжется в бухте, невозможно. И командир гарнизона решил уходить.
К счастью, ветер к ночи развел попутную волну и гнал ее к южному берегу бухты, к осажденному Севастополю. Не спеша выбирались бойцы из обожженных и разрушенных амбразур на скользкие, гладкие камни у подножия крепости, прощались, сходя с равелина, как с родного тонущего корабля.
Подвязав к себе стеклянные поплавки, матросы бросались в темную бушующую воду. Командир отправлял свой экипаж в последний рейс, на тот берег, к родному Севастополю.
Шторм к полуночи стал затихать, но седые волны с рваным кружевом пены продолжали хлестать, сбивая с ног каждого, кто неудачно бросался в воду. Нужно было уловить момент и вместе с отходящей от берега волной броситься в воду и плыть по волне.
Перед отходом командир приказал заминировать весь северный фас равелина, в проломы которого стремились ворваться фашисты; заминировать и взорвать командный пункт, радиостанцию и склады.
Произвести взрывы вызвался комсомолец минер Алексей Зинский, с ним оставался батальонный комиссар Кулинич."
Далее автор рассказывает, как Зинский стал переплывать бухту, а Кулинич погиб, оставшись последним на батарее.
Оборона равелина закончилась 24 июня 1942 г., этот день можно считать днем гибели комиссара Кулинича Ивана Петровича.
В центре двора форта находится братская могила, на ней имена только Кулинича и Евсеева.
Капитан 3 ранга Евсевьев Михаил Евгеньевич (Евсеев - это растиражированная ошибка в фамилии), 1900 г.р., согласно ОБД-Мемориал, был жив на момент декабря 1945 г. В базе на него девять записей как на Евсевьева и одна - как на Евсеева. Воспоминания его хранятся в музее Севастопольской обороны.
Кулинич Иван Петрович, батальонный комиссар, 1906 г.р. учтен пропавшим без вести 3 июля 1942 г., и семья его не получала пенсии, так как гибели его никто не видел.
Рядом с братской могилой - памятная доска с фамилиями Кулинич, Баранов, Кусов. Из вышеприведенного отрывка и других мемуаров и упоминаний можно извлечь неполный список фамилий сражавшихся в июне 1942 г. на батарее воинов, по некоторым источникам их было 70-80 человек.
 
Вот мой список:
 
1. Синяков лейтенант (брандвахта)
2. Варламов матрос (брандвахта), краснофлотец Варламов Евгений Ильич (1914-1942) пропал б/в 3.07.1942 СОР или краснофлотец Варламов Борис Александрович (1905-1942) п.б/в 3.07.1942 СОР
3. Хорошев матрос (брандвахта), краснофлотец. Хорошев Владимир Яковлевич (?-1942) пропал б/в 3.07.1942 СОР
4. Дацко майор. Дацко Иван Петрович (1903 г.р., уроженец Днепропетровской обл.), 95 сд 161 сп, попал в плен (освобожден) (95-я СД, на равелине с 20 июня 1942 г.)
5. Радаев (Ходаев) И.Д. парторг (12 батарея, на равелине с 20 июня 1942 г.)
Главная База
6. Кулинич Иван Петрович (1906-1942) погиб, по ОБД пропал б/в 3.07.1942 г.
7. Баранов, комиссар (Кулинич прибыл ему на смену). Баранов Николай Степанович, старший политрук, военком ОХР ГБ ЧФ, погиб 17 июня 1942 г.
8. Березанский, старшина команды ОХР
9. Коринько, лейтенант. Коринько Игнатий Яковлевич (1907-1942), по ОБД пропал б/в 3.07.1942 г.
10. Семиглазов, лейтенант (командовал третьей группой, в ней оставалось 19 человек)
11. Компанеец (Компаниец), матрос. Компанеец Ефим Кондратьевич (1918 - 1942) пулеметчик, пропал б/в 3.07.1942 ЧФ, ОХР ОВР ГБ
12. Кусов военфельдшер, парторг. Кусов Кирилл Гаврилович (1911-1942), военфельдшер, ЧФ, ОВР ГВМБ, убит 22 июня 1942 г. 11 записей в ОБД, в одной из них записано «убит при обстреле противником равелина»
13. Громов радист
14. Евсевьев (он же Евсеев) Михаил Евгеньевич, 1900 г.р. жив в декабре 1945 г.
15. Зинский Алексей, минер
16. Брянцев Иван. Брянцев Иван Иванович, 1919 г.р., командир отделения ТЩ "Вега" ОВР ГБ, жив в июле 1945 г.
17. Беляев Николай. Беляев Николай Васильевич (1908-1942), политрук, пропал б/в 3.07.1942 ЧФ, БО ГБ
18. Шкаредный. Шкаретный Алексей Иванович (1921-1942), пулеметчик, старшина 2 ст, пропал б/в 3.07.1942 ЧФ, ОХР ОВР ГБ
19. Макуров. Макуров Сергей Иванович (1914-1942), пулеметчик, старшина 2 ст, пропал б/в 3.07.1942 ЧФ, ОХР ОВР ГБ
20. Пономарев. Пономарев Михаил Фёдорович (1917 - 1942), пропал б/в 3.07.1942 ЧФ, ОХР ГБ или Пономарев Сидор Максимович (1910 - 1942), пропал б/в 3.07.1942 ЧФ, гл.ВМБ или Пономарев Михаил Антонович (1920 - 1942), пропал б/в 3.07.1942 ЧФ, ОХР гл. Базы ЧФ 
Огромная территория Константиновского форта сейчас находится в ведении в/ч ЧФ РФ, никаких реставрационных работ там не проводится, но содержится все в крайне аккуратном состоянии, насколько можно себе позволить при отсутствии финансирования со стороны обоих государств. 
 
 

 




Яндекс.Метрика